Статистика

посетителей: 2801028

Внимание!

Авторские права на все произведения защищены и принадлежат исключительно Санину Е.Г.
Незаконное использование их преследуется по закону.
Copyright © 2008 mvsan.ru

Copyright

        All Rights Reserved

     Yevgeniy G. Sanin © 2008

  Designed by Web Studio TSB

Интервью

 

«МОЕ ПОСЛУШАНИЕ–ПИСАТЬ КНИГИ» 

Интервью с монахом Варнавой (Саниным) в журнале

для семейного чтения «Православная беседа» № 3 за 2011 г.

Монах Варнава (Санин):

«МОЕ ПОСЛУШАНИЕ – ПИСАТЬ КНИГИ»

Монах Варнава (в миру Евгений Георгиевич Санин) – автор множества остросюжетных исторических романов и повестей, стихов, притч, песен; книги его можно видеть не только в книжных магазинах по всей стране, но и в храмах. В последние годы большинство его произведений выходит в издательстве «Духовное преображение» в серии «Православная библиотека приключений». О том, как бывший военный журналист стал православным писателем и воином Христовым, – наша беседа.

Сразу открою небольшой «секрет»: с журналистом Евгением Саниным мне довелось познакомиться еще в середине 80-х, во время совместной, хоть и недолгой работы в тульской областной газете «Коммунар». Его публикации отличались живым, ярким словом, неизменно вызывали восхищение довольно взыскательных коллег и занимали почетное место на доске лучших редакционных материалов. Но, уже тогда мечтавший о литературной стезе, Евгений вскоре уехал поближе к столичным журналам и издательствам… И, как оказалось, не зря.

- Отец Варнава, помню, когда Вы приехали в Тулу, у Вас за плечами была работа - служба, военным журналистом на БАМе…

- Почему – военная журналистика? Отец, Георгий Васильевич, был военным и мечтал видеть на своем сыне офицерские погоны. А я увлекался историей; как вспоминала недавно моя сестра Ольга, в пять лет написал свое первое (если быть справедливым, то в соавторстве с ней) стихотворение… Вот и выбрали компромиссное решение: Львовское Высшее военно-политическое училище, в котором, как специально для меня, в 1971 году был первый набор на факультет журналистики выпускников средних школ. До этого брали только ребят из армии. Конкурс, правда, был больше 30 человек на место, и полученные мной не слишком высокие оценки другого, возможно, заставили бы забрать документы и уехать восвояси. Но я, сам во многом не отдавая себе отчета, проявил настойчивость, упорство и был принят. Отучился 4 года, получил диплом военного журналиста. И, наверное, опять же, по свойственному тогда упрямству, которое теперь так хотелось бы сделать упорством…

- …или романтике?

…сам выбрал место службы – Байкало-Амурскую магистраль.

- Что делали военные на БАМе?

- Строили! Мало кто знает, но почти весь БАМ строили железнодорожные войска – там было очень много военных бригад, сопоставимых по количеству солдат с дивизиями. Я был корреспондентом армейской многотиражной газеты и корреспондентом ТАСС. Прослужил на БАМе 6 лет.

- Трудно было?

- Уже за три года пребывания там давали медаль. Морозы – до минус 64 градусов; но чаще 55 со сбивающей с ног метелью, нехватка кислорода, жизнь на болотах, или, как называли их местные жители, – на мари… Не раз попадал в такие ситуации, когда можно было потерять жизнь…

- А в результате – потерял здоровье?

- Но я благодарен Господу за те годы, они многому научили. И очень много дали в профессиональном плане: я попал «на выучку» к журналисту высочайшего класса – Юрию Дмитриевичу Теплову.

   После болезни был уволен в запас, получил инвалидность и несколько лет трудился в различных редакциях уже штатским журналистом.

- А когда начался путь к вере?

- Я часто повторяю слова известного философа Фрэнсиса Бэкона о том, что неверие в Бога происходит от незнания о Нем. В годы моего детства, юности никто со мной о Боге не говорил; более того - приходилось сдавать зачеты по «научному» атеизму… Но вот, представьте себе: идет тяжелейшая операция, дату запомнил на всю жизнь: 24 июня 1980 года, в это время в Москве гремела Олимпиада, а я лежал на операционном столе, и моим родным сказали, что шансов остаться в живых у меня 50 на 50… Резали «по живому», местная анестезия не успевала за ножом хирурга, боль была нестерпимая, и я впервые в жизни вдруг взмолился: «Все святые, которые только слышат меня, помогите мне, спасите меня!» Много позже узнал, что именно в этот день – 24 июня по новому стилю – празднуется память апостола Варнавы, и это день тезоименитства названного в его честь преподобного Варнавы Гефсиманского, ставшего одним из самых любимых и близких мне святых…

- Может быть, и ваши родные молились в это время?

- Может быть… Во всяком случае, уже годы спустя, когда мы с покойной ныне мамой Ириной Евгеньевной приземлились после очень трудного перелета в самолете, она трижды сказала: «Слава Тебе, Господи!» И – мне: «Всегда перед началом какого-то дела говори: «Господи, благослови!» А по окончании его – благодари: «Слава тебе, Господи!»

- После операции Вы и крестились?

- Нет, это произошло гораздо позже! Хотя меня и уговаривали, но куда там – гордыня: «Можно верить в душе!» А 10 июля 1989 года, в мой день рождения, я сделал себе подарок – вернее, Господь сделал мне лучший и главный (если не считать принятого потом монашества) подарок в моей жизни. Пошел в Троицкий собор города Подольска, где тогда жил, и окрестился. Помню, батюшка тогда сказал в проповеди: «Ну, вот уже и писатели начали креститься». Хотя какой я тогда еще был писатель… Были, правда, рассказы об армии, публикации стихов и очерков в коллективных сборниках. В 1987 году в журнале «Молодая гвардия» вышла моя повесть о БАМе – «Последний десант»…

- После Крещения началось воцерковление?

- От папы, Царствие ему Небесное, мне досталась хорошая черта – обязательность. Крестившись, купил молитвослов и стал, как положено, читать утреннее и вечернее правило. В церковь заходил сначала на 5, 10 минут, а потом начал исповедоваться, причащаться… По мере личного воцерковления «воцерковлялась» и моя литературная деятельность…

   Вначале я писал исторические романы. В 1993 году стотысячным тиражом вышел роман-дилогия «Колесница Гелиоса», вслед за ним – серия остросюжетных повестей о жизни императоров Древнего Рима. Но чем больше узнавал о вере, о Церкви, тем больше мне хотелось рассказывать об этом людям. И первые мои книги на эту тему: «Лестница-небесница», «Духовная азбука», - были обращены к детям. В соавторстве со священнослужителем была написана и издана 50-тысячным тиражом книга «Советы идущему в церковь. От ворот до Царских врат».

- Наверное, издавать такую литературу было нелегко?

- Я давно уже понял: нет ничего случайного - все совершается по воле Божией. Если Господу угодно, находятся нужные люди, удачно складываются обстоятельства… Первым благотворителем, давшим огромную для меня по тем временам сумму на издание книг, стал раб Божий (запомнил его только по имени) Владимир из Перми, директор местного Почтобанка… Он послушал мои стихи, и вскоре благодаря ему вышли три томика книги – «Лестница-небесница», а также поэтические сборники «Гость у порога» и «Душа России». Сейчас, кстати, я почти на всех своих книгах пишу: «Для взрослых и детей». Потому что, по большому счету, все мы для Господа – дети, и тем более в духовном смысле…

   Потом моими работами заинтересовалось питерское издательство «Сатис», вышли большие романы «Тайна рубинового креста», «Белый гонец», «Мы – до нас», «Встреча. Избранное в 2-х томах», другие книги…

   Но прежде я почти два года провел в монастыре. Его настоятель сказал мне: «Если хочешь писать о Православии, нужно пожить в монастыре». И в 1995-1996 годах я подвизался в Черниговско-Гефсиманском скиту Свято-Троицкой Сергиевой Лавры. Там и сподобил Господь принять участие в обретении мощей преподобного Варнавы Гефсиманского. Батюшка был погребен в Иверской часовне. Весь грунт вынули, и мы еще с одним послушником месяц перебирали руками комочки земли, выбирая частицы мощей… До сих пор как благословение и утешение старца со мной – дужка от его образка, найденного тогда же. С того времени преподобный Варнава Гефсиманский стал мне особенно близок, и когда при постриге мне дали в его честь имя Варнава, я был счастлив.

   Кстати, тогда же, в монастыре, я поверил в силу выполняемых по послушанию обязанностей, в силу послушания. С детства трудно переносил автомобильные поездки, всегда сильно укачивало. А тут отец настоятель архимандрит (ныне епископ Брянский и Севский) Феофилакт, благословил ехать по каким-то делам в Нижегородскую епархию – за 500 километров! Я взмолился: «Не доеду!», а он: «Ничего, доедешь!» И, правда - с тех пор я забыл о мучившей меня столько лет проблеме поездок.

   Или другой пример: во время той давней операции на щитовидке, видимо, повредили голосовые связки, и впоследствии лор-врач посоветовал мне «громко не говорить, не петь» и проч. А я ведь до этого был чтецом в храме, причем учился читать под грохот отбойного молотка – и чтобы всем было слышно каждое слово, -  такое было правило… А после этого встал еще и на клирос…

- В те годы не было желания остаться в монастыре навсегда?

- Конечно же, было! И настоятель предлагал. Но мой духовник, покойный теперь отец Прокопий, не благословил. Сказал: «Рано тебе в монастырь, отправляйся в мир, пиши книги (стихи, прозу), но только такие, в которых ты на понятном, близком людям языке будешь рассказывать о самом главном – о Боге, о вере, о Церкви, чтобы твои книги вели к Богу». С тех пор я свое литературное творчество рассматриваю как миссионерское служение, как главное послушание. Ведь сколько людей до сих пор еще не раскрыли Евангелия, для скольких непреодолим церковный порог! Как часто враг нашего спасения отвращает людей от храма… такими, скажем, вещами: у батюшки новая машина – ага, не пойду я к нему в храм! А это же хорошо, когда у священника хорошая машина, – значит, он больше успеет сделать как пастырь, больше навестит больных, причастит, пособорует, большему числу людей поможет… Так вот, именно для таких людей в первую очередь я и пишу. Через увлекательный сюжет невоцерковленный человек получит знания о самом главном, о «едином на потребу». А воцерковленный – прочитает о том, что ему близко и дорого.

   За 14 лет несения этого послушания мною написано более ста художественных и документальных книг и брошюр для детей и взрослых на духовные темы: проза (исторические и современные романы и повести, 3 тома маленьких притч), стихи, поэмы, баллады, драматургия, духовная публицистика. (Большинство из них изданы и переизданы), а также около 100 текстов для православных песен. Наиболее известные их исполнители -  игумен Иосиф (Дьяченко), (вот-вот должен выйти наш совместный диск), Александр Барыкин, недавно ушедший от нас; Юлия Березова. Сказка в стихах «Душа-Царевна» в исполнении народной артистки России Тамары Ворониной стала лауреатом кинофорума «Золотой Витязь». Маленькие притчи переводятся сейчас для издания во Франции.

- Я прочла пока только две книги – «Динарий кесаря» и «Вера». Свидетельствую: это настоящая проповедь Евангелия, Православия – но поданная ненавязчиво, вплетенная в увлекающий читателя сюжет. Словно россыпи золота, сверкают в этих книгах слова, изречения, цитаты – из Евангелия, из святоотеческих поучений…

- «Вера» - одна из наиболее дорогих мне книг, потому что все, написанное в ней, не придумано, а реально произошло: я сам был свидетелем преображения тяжелобольного человека светом Христовой веры. Женщина, неверующая, никогда не бывавшая в храме, за 4 месяца тяжелой болезни духовно исцелилась, преобразилась, воцерковилась и с миром  в душе, всех простив, причастившись Святых Таин, ушла ко Христу. Эпиграфом к книге взяты слова Христа: «Грядущего ко Мне не изжену вон». Великая милость Божия к нам, грешным: все ниспосланные нам испытания на самом деле ведут ко благу, к спасению души, к Вечной жизни.

- Не могу не задать вопрос о духовных вехах вашего пути, о людях, с которыми сводил Господь…

- Господь сподобил встретиться с удивительными батюшками. Бесконечно благодарен отцу Анатолию (Берестову), общение, беседы с которым очень укрепляли в вере. На всей моей литературной работе лежит благословение старцев архимандрита Кирилла (Павлова), архимандрита Наума, игумена Виссариона, протоиереев Василия Ермакова и Модеста Малышева из Санкт- Петербурга… Успел – незадолго до его кончины – получить благословение архимандрита Ипполита в Рыльске… Без малого двадцать лет знаком с иеромонахом Иннокентием (Ручкиным), который является моим духовником. Милостью Божией считаю духовное общение с игуменом Августином (Французовым), игуменом Серафимом (Николиным), иереем Виталием Егоровым. Да разве всех перечислить?.. Одно точно знаю, что если бы не они, не их молитвенная поддержка, то не написать бы мне и одной- единственной книги на духовную тему!

- На своем сайте в интернете (достаточно набрать слова «монах Варнава, Евгений Санин», и высвечивается адрес сайта. – Ред.) Вы обращаетесь ко всем заинтересовавшимся с предложением совместного издания книг, создания фильмов по вашим сценариям…

- Издательству «Духовное преображение», его директору Роману Дерзновенко, его покойной ныне маме Надежде Александровне, начинавшей это дело, я безмерно благодарен, но они чисто физически и финансово не могут охватить весь объем написанного, по милости Божией, мною. Например, до сих пор не изданы созданные больше пяти лет назад книга стихов для детей «Вифлеемская звезда», книга «Детям про иконы», книга «Великие воины России», сборник новых стихотворений «Зимний соловей»... Да мало ли еще! А сколько книг давно пора уже переиздавать! Раньше, бывало, я сам обивал пороги издательств, нагрузив рюкзак рукописями. Но сегодня здоровье не позволяет, издателям приходится ехать ко мне, и надо торопиться…

   Если Господь что-то от тебя ждет – ты обязательно должен это сделать! Вспоминается такая притча: Господь показывает человеку стену, а в ней – нет одного кирпича. Человек спрашивает: «Почему эта стена такая щербатая?» А Господь ему отвечает: «Потому что здесь должен был лежать твой кирпич…» Вот об этом своем кирпичике я и стараюсь помнить всегда…

Беседовала Татьяна Огнева